October 25th, 2012

я

Национальные парки США и Канады


Национальные парки – это не просто достопримечательности, памятники и территории, не просто горы, лесные массивы, озера и геологические диковинки. Они представляют часть американского духовного богатства. Необычные пейзажи и особенности природы, охраняемой в национальных парках, способны пробуждать исключительное по силе ощущение чуда. (30 фотографий)

От себя: Не знаю насчет американского духовного богатства, но фотопейзажи очень красивы. Ну молодцы, чо:-)
promo blaster2009 august 23, 2017 00:00 97
Buy for 10 tokens
Приятно наблюдать, как высокопоставленный элитарный чин начинает волноваться, глупо шутить и бегать по потолку. Особенно если лично ты желаешь ему поскорее провалиться сквозь землю, которую он перекопал. Это я про мэрскую реакцию на недавно появившуюся в информпространстве концепцию переноса…
я

Легко ли быть молодым?

Интересная заметочка в мейле попалась.

Число молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет, которые не работают и не учатся, достигло рекордного в истории Европы уровня. Еженедельно они обходятся экономике ЕС в 3 млрд евро (расходы на государственные пособия плюс потери от снижения уровня производства). Если исключить из подсчетов упущенную выгоду, то на одни только государственные пособия молодым безработным ЕС тратит 10.8 млрд евро в год.

Можно хорошенько оттоптаться: чего с этой массой делать, какие меры политики придумают - общественные работы по Рузвельту, стройки коммунизма по Сталину, сокращение пособий вместе с послаблениями для бизнеса в создании новых рабочих мест, попытки возродить протестантскую трудовую мораль или просто оставить все так, а дальше как кривая вывезет? 
я

Эскулапократия

Что-то все думаю, что еще немного походив по клиникам и пообщавшись с врачами, стану ярым сторонником эскулапократии. Особенно наглядевшись на толпы страждущих перед дверями кабинетов - полные коридоры.

Эскулапократия (власть медиков) ярче всего описана в рассказе Лино Альдани "Тридцать семь градусов по Цельсию". Думаю, автор против всякой -кратии, но в целом рассказ грустный и окончился печально. (ВМО — Всеобщее медицинское объединение.)


   — Что вы хотите сделать? — вежливо, но твердо спросил человек, стоявший рядом.
   — Открыть окно, — ответил Нико. — В элибусе адская жара.
   Незнакомец посмотрел ему прямо в глаза, потом покачал головой.
   — Окно открывать не положено.
   Нико усмехнулся.
   — Вот это здорово! Я задыхаюсь и не могу, видите ли, открыть окно. Вам-то какое дело до всего этого, черт побери?
   — Довольно, хватит, — сурово сказал незнакомец. Он вынул из кармана билет и потряс им перед носом у Нико.
   — Я контролер первого класса ВМО. Довожу до вашего сведения, что, согласно статье пятой соглашения между Всеобщим медицинским объединением и компанией городского транспорта, окна элибусов остаются закрытыми до 31 мая. А сейчас апрель. Вы член Объединения, не так ли?
   — Да, — упавшим голосом ответил Нико.
   — Предъявите, пожалуйста, ваши документы.
   — Но… при чем тут мои документы?
   — Повторяю, предъявите документы. Удостоверение личности, санитарную карту и трудовое соглашение.
   — Это неслыханно! Только из-за того, что я хотел открыть окно…
   — Водитель! — крикнул контролер. — Остановите, пожалуйста, машину. Я должен сойти и произвести проверку.
   Водитель затормозил, и они спрыгнули на мостовую. Автоматическая дверь мгновенно захлопнулась, и элибус умчался под насмешливые возгласы пассажиров.
   — Следуйте за мной.
   — Но я опоздаю на службу, до начала работы осталось десять минут.
   Контролер ВМО втолкнул Нико в пустынный двор.
   — У меня все в порядке, — сказал Нико, протягивая ему документы. — Вот термометр, вот тюбик аспирина, вот таблетки от кашля, а это витамин С, витамин В-12, антисептическое средство, лейкопластырь, тальк, пакет антибиотиков. Все на месте. Вы не имеете права меня штрафовать.
   Агент ВМО проверил все тщательнейшим образом.
   — А набрюшник? — спросил он, буравя Нико глазами.
   — Послушайте, я опаздываю. Мое министерство на площади Фламини. Если я не попаду в следующий элибус, мне не поспеть вовремя.
   — Набрюшник? — повторил контролер.
   — О господи! Я надел и набрюшник, и плотную майку, и шерстяные носки.
   Нико расстегнул пальто и пиджак, поднял пуловер и рубашку.
   — Смотрите, уважаемый синьор. Вот майка и набрюшник.
   Контролер вынул блокнот и принялся что-то записывать.
   — Вас полезно держать под особым наблюдением, — сказал он.
   — За что? Я никаких правил не нарушил.
   — В данный момент. Однако ваша попытка открыть окно элибуса — явный симптом опасных тенденций. Я сообщу о вас в Главную контрольную комиссию. Идите.
я

Современный дом в Йоханнесбурге



Glass House – умопомрачительный особняк, спроектированный компанией Nico Van Der Meuelen Architects. Расположенный в южноафриканском городе Йоханнесбург, он занимает площадь в 2500 кв.м., а общая территория участка раскинулась на 4000 квадратов. Проект не лишен и экстравагантных особенностей, таких как… Далее (20 фотографий) 

От себя: Да уж, домик от кутюр. На целую компанию миллиардеров, съехавшихся отдохнуть и обсудить триллионные дела. Одному миллиардеру просторно будет, хотя миллиардеры бывают всякие. Еще не понял, зачем эти угловатые торчащие конструкции?